1




Уйма деревня

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Сообщение uima » 04 апр 2012, 19:29 » #562643

Деревня Уйма. Приморский район

Кто-нибудь знает что нибудь про Уйму. Знаю что большинство ПИСАХОВСКИХ сказок про Уйму.
Флагман игла 420,hidea 9.9(15)уаз 31512 подготовленный
Аватара пользователя
uima
Мастер - наставник

 
Сообщения: 1012
Стаж: 7 лет 3 месяца 6 дней
Откуда: Архангельск
Благодарил (а): 205 раз.
Поблагодарили: 230 раз.

Сообщение Rodion » 04 апр 2012, 19:37 » #562647

В поселке Уйма родился и жил мой друг (РАНЕШНИЙ) Шестаков Александр Алексеевич. На свадьбе его гулял. Сказок он мне не рассказывал. Анекдоты только, и то мало. :thank
Хвали свое болото, но не хули чужое!
Rodion
Профи

 
Сообщения: 3938
Стаж: 6 лет 2 месяца 19 дней
Откуда: Архангельск
Благодарил (а): 469 раз.
Поблагодарили: 411 раз.

Сообщение yurban004 » 07 дек 2016, 12:28 » #1656524

На высоком правом берегу Северной Двины, в 17 км, от города Архангельска находится поселение Уемское. В старое время оно называлось село Уйма (от слова №много»). Действительно, Уйма протянулась вдоль берега на 7 км. Начинается село от поселка Силикатчиков и заканчивается немного дальше птицефабрики «Архангельская».В село входило несколько деревень: деревня Устьянская (от поселка Силикатчиков до перекопа), деревня Малынчевская ( от перекопа до обелиска), деревня Шелухинская (от обелиска до старой школы), деревня Боьшесельская (от старой школы до остановки автобуса «Красная заря», деревня Федоровская (от автобусной остановки до конца). От названий деревень остались названия теперешних улиц: Устьянская и Большесельская. Намного позже добавилась улица Заводская..
До Октябрьской революции население Уймы в основно занималось частным сельским хозяйством. У каждого жителя-хозяина был добротный дом. В доме по четыре комнаты, спальня и кухня. За жилым помещением существовал холодный коридор (северное название сени»). А в задней части дома была поветь и двор. Во дворе жители держали скот: кур, коров, овец, поросят, лошадей. Коз. У каждой семьи были сенокосные угодья, картофельные поля и участок около дома. Жили в уйме в основном крестьяне и только некоторые жители (особенно мужчины) ходили пешком на лесозаводы: Тургеевскую лесобазу, Второй завод, Третий завод (носил имя Ленина) чтобы заработать деньги и прокормить семью. Семьи были большие: муж, жена, а детей в каждой семье было от 5 до 10 человек и больше.
Вдоль села Уйма проходит дорога Уемский тракт. Раньше по тракту ездили на лошадях, был в Уйме трактир. Это большое деревянное здание в деревне Шелухинская. Из-за ветхости это здание снесено в 50-е годы прошлого столетия. В трактире стоял большой угольный самовар. Путник мог отдохнуть, накормить лошадей, заночевать. Рядом находились конюшни для лошадей.
Дома в уйме были деревянные, каждый хозяин строил сам или нанимал работников. И только одно здание было из кирпича. Это была церковь. Располагалась она около автобусной остановки Кирпичного завода (его тогда еще не было).
В 1937 году. В советское время церковь была разрушена , а ее основание и полуразрушенные стены простояли примерно до 1946 года. Затем все было убрано начисто. А около церкви были захоронения богатых людей и служителей церкви.
При Уемском приходе (церкви) в 1892 году было открыто одногодичное училище, а располагалось оно в доме Кривоногова Семена Михайловича (Сени Малины). Церковно-приходское училище располагалось на втором этаже дома, а внизу жила семья Сени Малины. Уже в 1893-1894 годах в школе обучалось 30 мальчиков и 13 девочек. В училище большое внимание обращалось на религиозно-нравственное воспитание детей. Учеников бесплатно снабжали Евангелиями. Дети неукоснительно должны были посещать богослужения. А также ребятам давали навыки пения, чтения, чистописания и арифметики. Но 76, 6% детей не имели и не могли получать никакого образования.
Для связи с городом существовали почтовые лошади. На них привозили газеты, письма. Посылки, продукты. Медицины в селе еще не было.
В советское время, в 1929 году в Уйме было образовано три колхоза. Деревня Устьянская вся входила в колхоз «Первое мая». Деревни Малынчевская и Шелухинская входили в колхоз «8 марта». Деревни Большесельская и Федорковская входили в колхоз «красная заря». О названия колхоза и до сих пор осталось название автобусной остановки «Красная заря». Именно там находилась контора колхоза «Красная заря».
Около деревни Устьянская в северную Двину впадает речка Уемлянка, она берет начало в лесном озере Ваг. За речкой расположен большой остров. Во время весеннего половодья часто заливается водой. На острове были хорошие сенокосные угодья. А сам остров был разделен на три колхоза. А на берегу были картофельные поля капустные. В годы Великой Отечественной войны колхозники выращивали даже зерновые культуры: овес и ячмень (жито). Каждый колхоз имел стадо крупно-рогатого скота (коров), примерно до 100-150 голов; лошадей до 50 голов. А крестьяне и все вошли в колхозы и назывались колхозниками. Самым богаты считался колхоз «8Марта». Уже в 30-х годах колхозники этого колхоза получали на трудодень по 4 рубля, плюю 4 кг картофеля, 2 кг капусты. Это, конечно, очень мало. Но люди шли работать в колхозы, так как земля, которую они имели до советской власти, была сдана в общее пользование. Колхозы выращенную продукцию должны были сдавать государству. У колхозника оставался участок у дома. За счет личного подворья и жили семьи. Того, кто не имел ни коровы, ни другой скотины. Называли ленивыми.
В 1950 году на общем собрании решено было объединиться в один большой колхоз.»Путь к коммунизму». Но просуществовал он недолго. Уже в 1957 году был переименован в отделение совхоза «архангельский». Руководителем отделения был избран Голенищев Михаил Андреевич. Всю свою жизнь этот человек связал с сельским хозяйством. О простого колхозника вырос до управляющего.. На работу в совхоз потекли молодые кадры. Появилась техника. Колхозы, а потом совхоз держали тесную связь со школой. В школе работал кружок «Юных натуралистов». Школьники ухаживали за телятами. Привес телят составлял 900 грамм в сутки. Особенно отличились в такой работе три брата Кривоноговы Василий Матвеевич, Геннадий Георгиевич, Анатолий Сергеевич. Все они были удостоены звания участника ВДНХ, кружок «Юный натуралист» под руководством Кривоноговой Ангелины Григорьевны также был участником ВДНХ. В 1958 году получил премию и библиотеку книг на сумму 480 рублей. В работе кружка закладывались опыты по выращиванию с/х культур в открытом грунте по выращиванию огурцов, томатов, патиссонов в тепличных условиях. На пришкольном участке была выращена кукуруза-королева полей того времени.
Школа в то время была семилетняя. Выпускники школы Багрецов Николай, Пяткин Юрий, Кривоногов Михаил за работу в совхозе были удостоены правительственных наград.

В начале 20-го века к одногодичному училищу было добавлено 2 класса. Школа стала называться трехлетней. В 1912 году окончили 3-х классную школу Голенищев Михаил Андреевич, будущий управляющий отделения совхоза «архангельский», Кривоногов Григорий Александрович, будущий печник, Истомин Николай Иванович, Кривоногов Георгий Семенович, будущий бригадир колхоза «8 марта», Попов Вениамин Федорович, будущий служитель церкви.
При советской власти школа была реорганизована в пятиклассную. Классы были расположены в различных частных домах.
Школа была без рам..
«Под самым Архангельском, в Уемской волости, устьянская школа без рам. Правда, есть наружные рамы, но они плохо прилажены. Внутренние сделаны с осени, но они без стекол. В классе ужасный холод. Ученье проводится с большими перерывами. Пора одуматься! Не заглушайте стремления к свету к знаниям. Душа школы –учитель. Он должен быть обеспечен». Так писала газета «Трудовой Север» от 16.марта 1922 года №61.
В это время учителя получали паек, уменьшенный до 40 фунтов в месяц. В этом скудном пайке: соль, сахар, крупа. И о правда, что учителя ходили на работу в чужих брюках, рубашках, валенках, а женщины- в полотняных туфлях, в летнем легком пальто.
В 1929 году началось строительство школы методом народной стройки. Каждый хозяин должен был из леса привезти по два бревна на строительство школы. Строили долго, три года. Наконец в в1932 году школа начала работать. Это было небольшое деревянное одноэтажное здание с пятью классными комнатами,холодными туалетами, маленькой кухней, учительской в 12 квадратных метров, кабинетом директора 9 кв. метров. Почти 10-12 лет полы в школе были не крашены. Было печное отопление, в школе было тепло. Школа стала семилетней. Учились в две смены: с 8 утра до часа дня- начальные классы, с 14.00 до 18-19.00 – старшие классы. Первы директором школы был Лукошков Павел Степанович. Учителем русского языка и литературы и завучем школы была его жена Лукошква Зинаида Михайловна, проработала в школе до 1952 года, т.е. 20 лет. Была награждена Орденом Ленина.
А директор Паве Степанович ушел на войну в 1941 году, был ранен, контужен, в 1945 вернулся домой, выступал перед учащимися с рассказами о войне, а в апреле того же года умер.
В 1975 году вступила в строй Уемская средняя школа, в которой до сих пор обучаются все дети Уймы.
В 1975-76 годах Уемская школа стала средней. Вырос коллектив учителей. Улучшилась материально-техническая база. Через пять лет появились в школе телевизоры. У школы есть свой гараж. Юноши вместе с аттестатом зрелости получали удостоверения тракториста-машиниста, а девушки - оператора-птичницы. Многие оставались работать на птицефабрике «Архангельская».

За это сообщение автора yurban004 поблагодарили: 3
banderas (07 дек 2016, 15:38), Саша (07 дек 2016, 20:02), Грузчик (11 янв 2018, 23:11)
Рейтинг: 4.41%
 
yurban004
Новичок

 
Сообщения: 10
Стаж: 2 года 8 месяцев
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.

Сообщение yurban004 » 07 дек 2016, 12:34 » #1656532

600 человек ушло из Уймы на войну. Не вернулось около 260 человек. Bp Уемской школы в 1841 году 17-19 –летними все мальчики и 4 девочки ушли на фронт. Не вернулось из них 18 мальчиков и 2 девочки.
«Спят мальчишки в сиянии звезд
Им семнадцать, навечно семнадцать
Им не встать из под белых берез
Из под алых рябин не подняться.
Своей юности не пожалев
Ради мирных веселых рассветов
Под березы легли, не успев
Получить комсомольских билетов».
В это время все колхозы Уймы трудились под лозунгом «Все для фронта, все для победы!». Колхозы сдавали государству всю выращенную продукцию, даже выращивали овес и ячмень. По берегу Уемлянки, за рекой Юрос простирались зерновые поля. Уемский керамический комбинат во время войны изготовлял дымовые шашки для фронта, изготовлял гончарную посуду: тарелки, кружки, ложки для госпиталей города Архангельска. В 1842 году в августе и сентябре Архангельск подвергался бомбежке. Над Архангельском летал немецкие самолеты. Гудели сирены, наводящие ужас, разрывались бомбы. Одна бомба упала в лес. За Уймой. Вероятно, хотели уничтожить завод, или участок пороховых складов, который находился в лесу, южнее Уймы. Начальником этого участка был Котцов Николай Александрович. Днем и ночью могли приехать за взрывчаткой на пороховые склады. Поэтому с участка нельзя было отлучаться.
В Архангельске были частые пожары. На тушение пожаров посылали курсантов Борисовского училища, которые жили в лагерях Черного Яра. В августе 1842 года курсанты ехали на двух грузовых машинах на тушение пожара в г Архангельск. В машины попала бомба. Все курсанты погибли. Многие были похоронены на городском кладбище, а 19 человек похоронены на кладбище в Черном Яру. К 30-летию победы там поставлен обелиск и вписаны имена 13-ти погибших. Сбором материалов о погибших занимались учащиеся Уемской школы под руководством учителя школы Глубокого Николая Михайловича, участника ВОВ последнего призыва. Из Уемской школы на войну были призваны учителя: Лукошков Павел Степанович, вернулся в1845 году ранены и контуженный, умер в том же 45-ом.
Спиранов Сергей Захарович – учитель рисования – погиб.
Васев Гавриил Протогенович – учитель географии – погиб.
В школе оставались в основном учителя женщины. О том, как они работали в это время, говорят их награды.
Директор школы и учитель биологии Баусс София Александровна награждена Орденом Трудового Красного знамени.
Завуч школы и учитель русского языка и литературы Лукошкова Зинаида Михайловна награждена Орденом Ленина.
Боголепова Анна Иустиновна – учитель начальных классов награждена орденом «Знак Почета».
Костяницина София Григорьевна учитель математики награждена Орденом Трудового Красного Знамени.
Медалью за доблестный труд во время ВОВ награждались многие.
Голенишев Борис Григорьевич, Кондаков Александр Иванович, работавшие в колхозе «8 марта».
На северо-западном направлении воевали из Уймы: Корытов Александр Петрович, Шаньгин Николай Александрович, Анчуков Яков Михайлович, Федотьев Иван Васильевич, Истомин Николай Григорьевич, Петухов Петр Лаврович и другие.

За это сообщение автора yurban004 поблагодарили: 3
banderas (07 дек 2016, 15:39), Саша (07 дек 2016, 20:02), Грузчик (11 янв 2018, 23:16)
Рейтинг: 4.41%
 
yurban004
Новичок

 
Сообщения: 10
Стаж: 2 года 8 месяцев
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.

Сообщение banderas » 07 дек 2016, 15:41 » #1656619

yurban004
Спасибо :thank Очень интересно про свою Родину читать. Про кирпичный завод, если есть что, тоже расскажите. :thank
Аватара пользователя
banderas
Профи

 
Сообщения: 4036
Стаж: 7 лет 2 месяца 28 дней
Откуда: Архангельск
Благодарил (а): 739 раз.
Поблагодарили: 626 раз.

Сообщение 999vel » 07 дек 2016, 19:19 » #1656825

Да правда очень интересно узнать о своем месте жительства. smailikai/tup
999vel
Новичок

 
Сообщения: 39
Стаж: 4 года 2 месяца 9 дней
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Сообщение yurban004 » 11 янв 2018, 21:46 » #1885143

На месте, где размещаются современные развалины Уемского керамического комбината, раньше был мелкий лес, а по другую сторону - большой бор. Летом 1929 года началось строительство отдельно стоящих и принадлежащих разным ведомствам кирпичных цехов (по исторической справке «заводов № 1, № 2, № 3»). Позже они были трансформированы в один комплекс. В 1932 году строительство завода было закончено. Сколько производилось кирпича в те годы, не установлено. Но известно, что после того, как цеха (заводы) были объединены в одно предприятие – Уемский керамический комбинат областного управления промышленности строительных материалов, в 1936 году произведено кирпича 7863 тыс. штук.
Во время Великой Отечественной войны завод продолжал работу. В 1943 году на комбинате работало только 69 человек. Многие специалисты, ушедшие на фронт, не вернулись в посёлок (60 человек). В военные годы была организована выработка гончарной посуды для городских столовых и госпиталей Архангельска, которая продолжалась до 1954 года. Комбинат вырабатывал для нужд обороны (обогрева блиндажей, моторов самолётов на аэродромах) высококалорийные бездымные брикеты. Они производились из смеси древесного угля и смолы на ленточных прессах и обжигались без доступа воздуха в специальных ретортах. В военные годы работники комбината были вынуждены заняться подсобным хозяйством, выращивали картофель, капусту, корнеплоды.
С 1947 года восстанавливается производство кирпича. В 1948 году был построен черепичный цех, началось производство черепицы в количестве 20300 штук, а в 1953 – 40200, но с 1954 года производство черепицы было прекращено. В послевоенные годы из транспортных средств было только 3 автомашины, из них 2 находились в постоянном ремонте, было 2 лошади. Тяжёлые условия труда на комбинате подтверждаются существовавшими в тот период самими названиями профессий: глинокоп, откатчик вагонеток, коногон, резчик кирпича вручную, свальщик глины вручную киркой. Зарплата была небольшая, выдавалась несвоевременно в виде авансов. Из года в год комбинат работал с убытками.
После ввода в 1956 году цехов («заводов») № 1 и № 2 сезонное производство кирпича было прекращено. К 1970-ым гг. комбинат стал рентабельным предприятием: если в 1957 году выпуск кирпича составил 9 млн. штук, то в 1977 - уже 30,8 млн. штук. Число работающих возросло до 400 человек. В момент наибольшего расцвета комбината массовая транспортировка кирпича осуществлялась по узкоколейной железной дороге на лошадиной тяге до собственного причала на реке Уемлянка для его дальнейшей транспортировки речным транспортом в Архангельск и другие населённые пункты области. Площадь территории Уемского керамического комбината - 25 га.
Рядом с комбинатом в 1960 году началось строительство завода силикатного кирпича.
Но с 1978 года выпуск кирпича с каждым годом резко уменьшался. В 1982 году началась реконструкция комбината. Было введено в работу новое оборудование, новые технологические линии формовки кирпича и пр. В результате реконструкции произошло высвобождение части рабочих от ручного труда за счёт автоматизации производства, улучшились условия труда в целом. Соответственно произошло сокращение численности рабочих: в 1989 году их было 269 человек.
В 1990 коллектив комбината, заключив договор с объединением «Архангельскстройматериалы», одним из первых в области берёт в аренду имущество комбината и начинает работать самостоятельно. В 1992 году арендное предприятие преобразуется в товарищество с ограниченной ответственностью «Уемский керамический комбинат» (УКК), произведя выкуп всего имущества у государства. Однако снижение темпов строительства и отсутствие рынков сбыта приводят к закрытию наиболее отсталого в технологическом отношении цеха № 2. Резко падают объёмы производства, комбинат с 3-х сменной работы переходит на работу в 2 смены. В 1992 году выпуск кирпича – 11,4 млн. штук, в 1994 – 5,5 млн. штук. Количество работников УКК до банкротства составляло около 200 человек.
Причины банкротства УКК. За исключением печи обжига большинство технологического оборудования комбината имело ручное управление (вагонетки и т.д.). Модернизации основных фондов руководством УКК не производилась, так как его положение на рынке производства кирпичей в Архангельском регионе было монопольным. Рост себестоимости производства и затрат на изготовление кирпича привёл к существенному увеличению отпускных цен на продукцию. В результате стоимость привозного кирпича из столичных регионов России вместе с доставкой оказалась ниже, чем стоимость производства собственного кирпича. Кроме того, одним из факторов, повлиявшим на прекращение выпуска кирпича, стал его непривлекательный внешний вид по сравнению с кирпичной продукцией, доставляемой из Москвы и Санкт-Петербурга. Тем не менее, строительное качество кирпича, производимого в Уйме, оставалось на протяжении 1990-х гг. на высоком уровне. В настоящее время руководство УКК ведёт переоформление земельной собственности 25,3 га с целью её передачи организации «Промнедра» (г. Санкт-Петербург). Часть земель севернее комбината с карьерными разработками глины передана в собственность муниципального образования «Уемское» (~ 50 га).

За это сообщение автора yurban004 поблагодарили: 3
banderas (11 янв 2018, 21:51), Саша (11 янв 2018, 22:28), Грузчик (11 янв 2018, 23:21)
Рейтинг: 4.41%
 
yurban004
Новичок

 
Сообщения: 10
Стаж: 2 года 8 месяцев
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.

Сообщение yurban004 » 11 янв 2018, 21:49 » #1885151

Этимология слова «Уйма» трактуется местными жителями как «уйма деревень» - множество деревень. Действительно, муниципальное образование «Уемское» состоит из нескольких деревень, расположенных достаточно близко друг от друга. Поехать «в Уйму» означало в старину поехать в одну из этих деревень. В IX-X вв. Уйма входила в вотчину новгородских бояр Шуйгиных. Обросим Шуйгин, по утверждению академика Н.Н. Покровского, был местным землевладельцем и жил постоянно в своём селе Уйма (данные собраны в местном музее).

За это сообщение автора yurban004 поблагодарили: 2
banderas (11 янв 2018, 22:59), Саша (11 янв 2018, 22:28)
Рейтинг: 2.94%
 
yurban004
Новичок

 
Сообщения: 10
Стаж: 2 года 8 месяцев
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.

Сообщение Mitr » 11 янв 2018, 22:23 » #1885198

А у меня жонка - правнучка Лукошковых Павла Степановича и Зинаиды Михайловны.
Нивоводы бывшими не бывают!
Аватара пользователя
Mitr
Профи

 
Сообщения: 3126
Стаж: 11 лет 7 месяцев 24 дня
Откуда: Архангельск
Благодарил (а): 391 раз.
Поблагодарили: 585 раз.

Сообщение yurban004 » 13 янв 2018, 13:59 » #1886270

Отец нашего сотского Абросим (Обросим) Шуйга был очень богатым крестьянином, имевшим свои вотчины и иные угодья в ряде низовских волостей. Согласно «дельной» грамоте 1500 г. его сыновей на его владение 1500 г., Абросиму Шуйгину принадлежало более 16 деревень и починков, расположенных не только в Уне, но и в соседних волостях, а одна деревня даже «на Колмогорах». Жил же он в Уйме (волощанином которой, видимо, и числился), где имел свое «сельцо» (Сб. ГКЭ, т. I, стр. 73—74, 79). Еще более богатыми низовскими крестьянами были его сыновья — Никита, Макар и Федор Абросимовы, дети Шуйгины (последний и был наш сотский), каждый из которых не только имел свои села и деревни с многочисленными «заимками» земли, пожень, леса, ловищ, поревесей, тонь, соляных мест и иных угодий в Уйме, Прилуках, Курострове, около Холмогор, в Тойнокурье, Яковлькурье, Лисоострове, Лахте, Косоломбале, Золотице и других низовских местах, но и активно участвовал (наряду с земледелием — «землю пашут и сено косят») в промыслах — ловили семгу неводами и присадами и даже имели свои соляные колодцы. И самое любопытное, что большинство из указанных владений, как видно из дошедшего до нас судного дела 15S5 г. между сыновьями Никиты Шуйгина Панкратом и Григорием, а также их племянником Григорием Макаровым и Архангельским монастырем (судили дело тиуны двинских наместников, князя Ивана Михайловича Шуйского и Ивана Дмитриевича Шейна, Ковурец Лаврентьев и Сувор Павлов), их прародичи Абросим Исаков и его сын Кондрат (возможно, дед или даже отец Абросима Шуйги) купили еще в середине XV в. за 32 руб. (с санкции новгородских наместников) у Вежитского монастыря (Сб. ГКЭ, т. I, стр. 69—80). Других сведений об Абросиме Исакове как одном из прародичей Шуйгиных у нас нет. Правда, в одной из двинских земельных купчих XV в. на пожню в Нальеострове среди послухов назван какой-то

342

В грамоте ничего не говорится о том, что она выдана по челобитью двинян или во исполнение общего царского «уложения»

Федор Исаков (не брат ли это Абросима Исакова?); причем на грамоте есть весьма примечательная помета, а именно, что купившему эту пожято некому Тируну в дальнейшем нельзя продавать ее никому иному, кроме двинских земцев; «а буде Тируну не до земли, — как прямо указывается по этому поводу в купчей, — ино мимо земца не продати» (ГВНП, стр. 258). Не свидетельствует ли это о том, что, во-первых, все фигурирующие в купчей участники этой сделки — и не только продавец и купец, но и послухи (а значит, и Федор Исаков) — принадлежали к двинским земцам, а во-вторых, что новгородские земцы XV в. рассматривала свою землю как корпоративную, т. е. примерно так же, как рассматривали волостные земли «отчинного владения» и черносошные крестьяне в XVI в. Эти факты, даже независимо от проверки родословия Шуйги-пых, чрезвычайно важны, так как дают возможность установить непосредственную связь между двинскими земцами новгородского времени и черносошными крестьянами в XVT в. Можно составить по судному делу 1535 г. и представление о самих размерах земельных владений семьи Шуйгиных уже в 30-х годах XVI в. Во всяком случае в 1535 г. в Уйме по распоряжению суда только у Панкратия и Григория Никитиных детей Шуйгина вместе с их племянником Григорием Макаровым верев-щики во главе с целовальником Гаврилой Ивойловым «вывервили» 88 веревок земли, не считая спорной земли и «опричь земли» самого Федора Абросимова сына Шуйгина, поскольку оп «своей трети не дал вервити». По писцовым же книгам, на которые ссылались Панкрат и Григорий Шуйгипы, в Упе в это время числилось всего 30 обеж (10 малых сох), из них 3 обжи принадлежали Архангельскому монастырю, который, правда, не имел на пих никаких льгот, а как и волощане «платил» с пих «дань великого князя и всякие земские разрубы» (Сб. ГКЭ, т. I, стр. 77—79). Нам неизвестно, какой размер «веревок» был установлен в Уйме в 1535 г., но вряд ли он значительно отличался от соседней Л.одьмы, где почвенные условия были примерно те же. А отсюда следует (ведь не могла же в Уне «веревка» быть менее 1 чети), что Шуйгипы уже в то время прибрали к своим рукам почти все уймские земли. Но каковы же тогда были владения семьи Шуйгиных во всей Нижней половине Двинской земли, если и сейчас (даже без «трети» Федора Шуйгина) они имели в Уйме земель и угодий немногим менее, чем вся Лодьма (8 малых сох). (Кстати, даже в Лодьме Федор Шуйгин имел свои две тони. См.: Лодомские акты, стр. 156, 160). Совершенно ясно и другое, а именно, что такое огромное пашенное и промысловое хозяйство семья Шуйгиных не могла вести без широкого использования наемной рабочей силы — половников и казаков. На первых прямо указывают на суде 1535 г. сами Шуйгины, заявляя, что Долгая веретея на Халине острове принадлежит им, а «те господине крестьяне Трофимко и его товарыщи живут в нашей деревни», «пашню пашут, сено косят и рыбу ловят». На то, что эти крестьяне — Трофим Яраков, Яков Fпи-махов, Мартемьян и Пашко Жигачевы — не были лично зависимыми от Шуйгиных людьми (а просто жили на их землях в качестве свободных рядчиков-половников), указывает факт, что именно им как правомочным волощанам был предъявлен иск Архангельского монастыря о якобы насильном «владении» его спорными землями (Сб. ГКЭ, т. I, стр. 69—70). А если это так, то разве хозяйство Шуйгиных — не образец перерождения отживающего «своеземческого» хозяйства (как хозяйства полуфеодального) в крупное крестьянское хозяйство уже нового, переходного, типа.

За это сообщение автора yurban004 поблагодарил:
banderas (13 янв 2018, 14:30)
Рейтинг: 1.47%
 
yurban004
Новичок

 
Сообщения: 10
Стаж: 2 года 8 месяцев
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 12 раз.



Вернуться в Приморский район

Яндекс.Метрика