Карпогоры село

Модератор: minaich

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Сообщение ЕленаН29 » 27 мар 2013, 00:19 » #795095

Олёна писал(а):как Щепоткины разбогатели.Недалеко от Боброва,что теперь в Приморском районе,были солеварни.Но когда хозяин умер.по завещанию они перешли к братья Щепоткиным.а те их продали.
1662 (Пинеж.) – Купчая Ждана и Константина Щепоткиных


Ждан и Константин Кондратьевы Щепоткины - это внуки веденцов Щепоткиных, которые владели деревнями и землями на Пинеге. Так что их дед и дядья уже неплохо жили. Кстати, Константин оставит многочисленное потомство, а Ждан умрёт к 1686 году. Известна его жена Марфа Самсоновна.Похоже, сыновей у них не было, а дочь была. В 1686 году в доме Ждана живёт зять Стенка.
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение ЕленаН29 » 27 мар 2013, 00:24 » #795096

Олёна писал(а):Как установил Морозов, "вклад" сделал дьяк Иван Щепоткин, богатый купец и книгоиздатель.


Не знаю, как это относится к вышесказанному, но в 1623 году у деревень на Карповой Горе стоит церковь, построенная Щепоткиными. И полдеревни Тимофеевской, принадлежащей Щепоткину Дружине как веденцу, передано им церкви (не продано, а передано).

На Карпове Горе
Церковь Воскресенье строенье Щепоткиных
Церковь Петра и Павла неосвящена
Двор черной поп Сергей
Двор церковный дьячок Марко Иванов
Пол деревни церковной Тимофеевские а дал тое пол деревни к церкви Дружина Щепоткин
А другая половина тое деревни в черных сохах.
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение ЕленаН29 » 27 мар 2013, 00:29 » #795099

Олёна писал(а):Как установил Морозов, "вклад" сделал дьяк Иван Щепоткин, богатый купец и книгоиздатель.


Может, фраза изначально была такая: "Как установил Морозов, богатый купец и книгоиздатель, "вклад" сделал дьяк Иван Щепоткин"?
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение Олёна » 27 мар 2013, 08:06 » #795144

Нет,там Щепоткин-из купцов в писатели http://www.ippo.ru/novosti-2010-g./ross ... tkina.html
Олёна
Спец 1-го класса

благодарности: 1
1-й уровень благодарности (Число нагрждений: 1)
 
Сообщения: 407
Стаж: 6 лет 3 дня
Благодарил (а): 71 раз.
Поблагодарили: 194 раз.

Сообщение Владимировичъ » 27 мар 2013, 08:17 » #795147

Олёна писал(а):Нет,там Щепоткин-из купцов в писатели http://www.ippo.ru/novosti-2010-g./ross ... tkina.html


У меня есть сайт, который через недели три закроют, так как компания отказывается от этих услуг и закрывает сервер. Поэтьому я сейчас размещаю там всё что знаю по Щепеткиным и не только без всяких ссылок на авторов ит оговорок. Даю ссылку. http://cbuct.zakadum.ru/KNIGI/02/index.html
Владимировичъ
Новичок

 
Сообщения: 48
Стаж: 5 лет 10 месяцев 27 дней
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 34 раз.

Сообщение Олёна » 27 мар 2013, 11:51 » #795240

скопировала-
Щепоткины; Представители одного из родов Архангельской губернии известных с конца XVI.


Род Щепоткиных ведет свое начало с конца XVI века. Среди его представителей были купцы гостиной сотни, торговые люди средней и мелкой руки и простые крестьяне…..

В первой половине XVII века Щепоткины владели землями в Кеврольском и Двинском уездах по рекам Пинеге и Мезени.

Их владения были очень разбросанными, что объясняется практикой свободной продажи, и покупки земли крестьянами Поморья.

Центром владений Щепоткиных в начале XVII века была деревня Карпова Гора на Пинеге.

Здесь они на свои деньги построили и обустроили утварью церковь Воскресения Христова, в которой, как записано, в писцовой книге, «и свечи, и книги, и колокола, и все церковное строение Щепоткйных» *18

В Синодике Карпогорской церкви, написанном в пятидесятых года семнадцатого века, первым в списке поминаний внесен «род Симеона, да Родиона, да Ивана Даниловых Щепеткиных и их сродников».

(Славянская библиотека в Праге, собрание А.Д. Григорьева АП 10, л. 22 — 41).


В царствование Михаила Федоровича был зачислен в гостиную сотню первый представитель этого рода — Богдан Семенов Щепоткин однако он не сразу переселился в Москву, а некоторое время продолжал жить в Кеврольском уезде.

Вторым из Щепоткиных; зачисленным в гостиную сотню, а впоследствии получившим звание гостя, был его сын Иван Богданов Щепоткин.

В Синодальном собрании ГИМ хранится, принадлежала Ивану Щепоткину, книга —«Аристотелева врата, или Тайная; Тайных» (ГИМ, Синод. 723, 1640 год) *19.

......абсолютно точно отражены реалии биографии Ивана Богданова Щепоткина: в 1640 году он еще не был купцом гостиной сотни (получил это звание в 1642 году), а его отец не имел звания гостя (получил его в 1648/49 годах)*20, а был как раз еще купцом гостиной сотни, как и отмечено во владельческой записи на листах Синодика 723.

В записи 1645 года названо место Кулойский посад, где написана «Повесть о Черногорском монастыре».

Документы свидетельствуют, что именно с Кулойским посадом была связана в первой половине 40-х годов XVII века торговопромышленная деятельность Ивана Щепоткина:

в январе 1643 года он взял здесь в оброчное пользование принадлежавшее Красногорскому монастырю Соляное озеро с варничным местом для завода соляного промысла (в «Описи древних вещей» 1903 года, среди документов Красногорского монастыря значится под 13 января 1643 г.

«Память Холмогорского посада целовальнику Ивану Семенову об отдаче на оброк по 20 алтын на год пустопорожнего места для солеваренного дела на Соляном озере в Кулойском посаде гостиной сотни Ивану Щепоткину»); *21

в феврале 1644 года получил грамоту на право оброчного владения угодьями по реке Кулой, в апреле 1644 году приобрел варницу на Кулойском посаде рядом с варницами своего отца, а по его смерти наследовал владения Богдана Щепоткина в Кулойском посаде. *22

Купец Богдан Щепоткин, владея землями в Кеврольском и Мезенском уездах, имел дом в Москве, где проживал постоянно с нач. 40-х годов. XVII века, наезжая время от времени по делам на Север.

Дом гостя Богдана Семенова Щепоткина находился в Китай-городе, в приходе церкви Святой Троицы в Никитниках, у Варваринских ворот или «на Глинках».

Перед своей кончиной Иван Богданов (Елисеев) Щепоткин отписал церкви в Никитниках родовую лавку в Покромном ряду. *24

* Пинежский купеческий род, выходцы из Кулойских крестьян, Купцы гостиной сотни, торговые люди, затем крестьяне. Одна из ветвей рода записалась в архангельское мещанство. Известны с начала XVII века.

* В 1621 г. на Двину и в Архангельск к таможенным сборам были направлены гость И.Сверчков и гостиной сотни Богдан Щепоткин. Оба они считались головами Архангелогородской таможни, но руководить таможней должен был Сверчков.

№ 4


1621 г. ноября 16. — Из записи в приходной книге Казенного приказа товаров за 1621/22 г. о поступлении в казну индийской шелковой ткани, купленной на Архангельской ярмарке.

(л. 13 об.) Того ж дни (16 ноября — по предыдущей записи.). Из Ноугородцкие чети от диаков от думново от Ивана Грамотина с товарищи на Казенной двор к диаку к Булгаку (л. 14) Милованову по памяти и по росписи за приписью диака Савы Раманчюкова прислано в государеву казну узорочных товаров, что купили у Арханьильсково города таможенные головы гость Иван Сверчков да Богдан Щепоткин с товарыщи про государев обиход на таможенные деньги и прислано с таможенными целовальники с Ерофейком Степановым да с Олешкою Матвеевым. А что каких товаров прислано, и то писано в книге подлинно:

... (Опущен текст записи товаров неиндийского происхождения.) (л.16 об.) 50 косячков тафтиц индейских, по 2 рубли косячек...

ЦГАДА, ф. Оружейная палата, кн. 143, лл. 13 об.—14, 16 об. Подлинник. (материал взят с сайта Восточная литература).

* Наталья Петровна Воскобойникова, привела имена пинежских посадских людей и крестьян, на средства которых возводились деревянные и каменные храмы: Дружина и Сильвестр Щепоткины, Г<аврило> И<ван>. Щепоткин, А. С. Лыткин.

В среднем размеры церковных наделов были невелики — до 7 четвертей пашни и более 20 четвертей сенных покосов, что сближало сельское духовенство в материальном отношении с крестьянством.

Крестьяне могли завещать храмам деревни, земли, дворы на помин души либо за получение денежной или хлебной ссуды. Практиковался обмен церковными деревнями.

Родоначальник крестьянин Кулойского посада Кеврольского уезда. некий Семен Щепоткин (*до1600 +п. 1643), Оставил двоих сыновей: Ивана и Богдана (второе имя - Елисей).

[310] № 215

1624 год. Не ранее февраля 21 – Отписка Семена Щепеткина из Чатского городка Томским Воеводам князю Афанасию Гагарину и Семёну Дивову о состоянии городка и ожидании прихода чёрных калмыков.

Государя царя и великого князя Михаила Федоровича веса Русии во ввозам князю Афанасыо Федоровичи), Семену Васильевичи Семейка Щепеткин челом бьет. В нынешнем, государы, во 132-м году февраля в 14 день послан я холоп твой с служилыми людьми в Чатцкой городок для береженья.

И Чацкой. государь, городок зделан новой и крепок, и рвы выкопаны, и караулы у них крепкие и день и ночь. А про воинских людей <......> вести пе бывало. А чатцкие мурзы людей к себе ждут воинских с часу на час.

Да февраля в 21 день отпущены из Чат в Белые Калмыки трех человек подлинных вестей проведывать, где кочуют Каракула или иные черные колмаки.

И как, государь, из Калмыков мужики (придут), и я, государь, тех людей с прямыми вести пошлю к вам в Томской город. ААН, ф. 21, оп, 4, № 17, лл. 106 об. —107, № 88.

Щепеткин Семен, приказный Чатского городка, 130, 310.

Г.Ф. Миллер том – 2


* Некрас Щепоткин. В 1601/1602 - член гостиной сотни. *18a.

* Семён Щепеткин...

* Богдан Семенов Щепоткин первый представитель рода Щепоткиных зачисленный в гостинную сотню в царствование Михаила Федоровича Романова.
Вторым из Щепоткиных; зачисленным в гостиную сотню, а впоследствии получившим звание гостя, был его сын Иван Богданов Щепоткин.

* Иван Семенов Щепоткин — (*до1620 +п.1643),

купец гостиной сотни. В 1643 г. получил в оброчное владение озеро по Кулойскому посаду и варничные места.

* Богдан (Елисей) Семенов Щепоткин — (*до 1647 +п.1677), гостиной сотни торговый человек, купец гостиной сотни, затем гость (1649).Таможенный голова в Холмогорах. С Иваном Мельцовым собирал соляные пошлины. Упомянут в документах 1646, 1677 гг.

* Иван Богданов Щепоткин...

*Иван Богданов (Елисеев) Щепоткин...

* Ждан Кондратьев Щепоткин — (*до +п. 1662), кевролец, торговый человек.

* Константин Кондратьев Щепоткин — (*до 1662 +п.1683), кевролец, торговый человек. Упомянут в документах 1662, 1683 гг.

1662 год (Пинеж.)....юридический список с купчей слово в слово «...се яз Кеврольского уезду Ждан да Костянтин Кондратьевы дети Щепоткина продали есми в Двинском уезде на Куловском посаде старинную свою родовую оброчную деревню починок Савинской <…> а на то послуси Василей Черевков Иван Замятнин Петр Ануфриев Василей Замощиков» [1662, л. 2].

* Перепись 1709 года: Архангелогородская губерния: Кеврольский уезд
В деревни Никитинской Климовская тож.

* Дворовое место Ждана Щепоткина он сам умре а детей никого не осталось а тот двор огнил и розвалился весь.

* Во дворе Федор Констянтинов Щепоткин у него сын....

* Капиталина Яковлева (Щепоткина) — 04.06.1860 г. дочь умершего архангельского мещанина Якова Щепоткина из Соломбалы Капитолина Яковлевна (*1844 +п. 1860) вышла замуж за Давида Ульриха Шваненберга.(*1831 +1900), Русского вольного шкипера, мореплавателя, капитана шхуны «Утренняя Заря» (1877). *25.

Гостинная Сотня


Гостиная сотня - это привилегированная корпорация Русского купечества в конце 16 — начале 18 вв., вторая по богатству её членов и значению после гостей. В гостиную сотню правительство зачисляло торговых людей из посада и крестьян.

Реорганизация гостиной сотни при Борисе Годунове сделала корпорацию более монолитной и крепкой, так как на смену ремесленникам пришли представители «торговых людей».

Те ремесленники, которые там еще оставались, и несколько человек из них, пополнивших сотню в 1601/1602 г., составляли очень небольшой процент.

При Василии Шуйском, получившим в наследство от Бориса Годунова достаточно сильную гостиную сотню, никаких дополнительных нововведений не проводилось.

Самым важным для корпорации за немногие годы его правления было подтверждение корпоративных грамот, выданных ей при Иване IV и Федоре. Новые пожалования в гостиную сотню производились в индивидуальном порядке и носили эпизодический характер.

Рост численности гостиной сотни сопровождался в начале XVII в. и значительным укреплением положения ее отдельных членов.

Самое почетное место в гостинной сотне принадлежало гостям. Этот термин стал названием высшей категории привилегированного купечества. Подобное звание получали от царя самые крупные торговцы с оборотом от 20 до 100 тысяч рублей в год (очень большая по тому времени сумма). Как правило, высший слой купечества состоял в основном из жителей Москвы.

Особенности корпорации заключались в том, что она была оформлена как замкнутое сословное образование: гости не имели права передавать свой чин по наследству, а возможность получения его целиком зависела от воли властей, от которых они получали особый правовой статус, который сохранялся вплоть до царствования Петра I.


Численность гостей в XVII веке колебалась от 25 до 40 человек. В целом за все время существования этой категории торговых людей в ее составе побывало 172 человека. Будучи приближенными, к царю, они отличались от других торгующих людей не только размерами капиталов, но и особым родом повинностей.

Гости были обязаны исполнять казенные финансовые поручения в пользу государства: выезжать, в частности, в портовый город Архангельск и нести там таможенные и кабацкие службы, собирать непопулярную соляную пошлину. Одним словом, как бы ни был велик капитал торговца, но, если он не исполнял казенного поручения, то не мог носить звание гостя.

За гостями следовал торговый разряд гостиная сотня. Эта корпорация родилась в 60-е годы XVI века. Первоначально она также формировалась из москвичей.

В соответствии с российскими традициями делить посадских тягловых людей на три разряда, гостиная сотня делилась на «лутчших», «середних» и «молодших».

Она отличалась от гостей размерами капиталов. Сообразно с этим на нее падали менее тяжелые казенные службы: члены сотни избирались на должности целовальников или голов на кружечные и таможенные дворы в городах.

В 1649 году, например, в гостиной сотне состояло 158, а в первой четверти XVIII века в ней было уже 2100 купцов.

Члены этих сотен пользовались привилегиями, имели самоуправление, т.е. выборных голов и старшин, вершивших общие дела торговых людей. В гостиной сотне в разное время состояли создатели первой в Московском государстве лесопильной мельницы на Вавчуге близ Холмогор братья Осип и Федор Баженины, а также выходцы из крестьян Кеврольского уезда Щепоткиных Иван и Богдан Семеновичи. Последний стал с 1649 года даже гостем.

Многие торговые люди гостиной сотни исполняли важные государственные поручения. Так, например, Богдан Щепоткин (который имел второе имя Елисей) являлся таможенным головой в Холмогорах.

Среди членов гостиной сотни имелась прослойка лиц, владевших вотчинами. Ее составляли сыновья и внуки гостей, которые не удостаивались дававшегося за особые заслуги и не передававшегося по наследству отцовского звания, а записывались в гостиную сотню.

Однако согласно праву наследования купленных вотчин, они сохраняли дедовские и отцовские владения и, таким образом, оказывались владельцами земель на основе вотчинного права.

Когда источником пополнения гостиной сотни являлись черносошные крестьяне, что было наиболее характерно для северных районов России, они, выбывая из прежнего сословия, тем не менее сохраняли земельные наделы своих предков, которые владели ими на основе общинного права.

Эти участки сохранялись за ними и в тех случаях, когда члены гостиной сотни получали звания гостей, благодаря чему среди гостей тоже встречались владельцы бывших крестьянских наделов..

Объем черносошных земель, попадавших во владение членов гостиной сотни и отдельных гостей, мог различаться весьма значительно. Некоторые потомки черносошных крестьян ограничивались сохранением только отцовских наделов.

Другие расширяли свои владения, добиваясь от местных властей приписки к своим деревням пустующих соседних земель. Именно так действовал сын гостя Богдана Щепоткина, гостиной сотни Иван Щепоткин.

От отца он получил запустевшую деревню Бобровскую в Двинском уезде, близ Куломского посада, принадлежавшую Щепоткиным «изстари».

В Куломском посаде ранее было развито крестьянское солеварение, но оно постепенно приходило в упадок, чем, вероятно, и объяснялось равнодушие Богдана Щепоткина, забросившего не только деревню, но и стоявшую на его земле варницу.

Иван Щепоткин в 1643 и 1644 годах дважды добился приписки примыкавших к деревне угодий, которые много лет оставались пустующими, и, кроме того, купил у двух совладельцев примыкавший к границам его владения участок с соляной варницей.

В начале 60-х годов Иван Щепоткин умер, и его земли перешли по духовному завещанию к его племянникам Ждану и Константину Щепеткиным, не входившим в состав гостиной сотни.

Они жили в Кеврольском уезде и в 1662 г. полученную от дяди землю продали.

Из росписи, составленной в сентябре 1662 г. для оформления купчей, видно, что деревня Ивана содержалась в порядке и охватывала 2 участка пашенной земли, озеро, сенные покосы по берегам реки Кулой и «в Варгасах», и отдельную пожню в устье речки Какоскурьи.

В росписи значилось, что в хозяйстве сеется по 5 мер ржи, а собирается по 300 суслонов ржи, да жита 40 прясел, сена на 4-х лугах накашивается 720 копен.

В деревне был двор «с хоромами» и «со всем дворовым строением» (хлебный амбар, гумно, баня, конюшни и коровники), имелась ветряная мельница и 2 действующих соляных варницы с тремя соляными амбарами.

Лошадей насчитывалось 11, коров, бычков и телят - 23, овец - 10. Об общей стоимости деревни Ивана Щепоткина говорит то, что новые владельцы заложили ее за 450 рублей тем же племянникам Ивана, так как оплатить ее стоимость наличными деньгами не смогли.

Приведение запущенного ранее хозяйства в порядок было, очевидно, связано с попыткой Ивана. Щепоткина возродить местный соляной промысел 47 [Сборник грамот Коллегии экономии. T.I. Пг., 1922. № 602, 60S, 606, 608; Т.II. Л., 1929. № 26, 27, 29].

В течение XVII в. состав земельных владений представителей гостей и гостиной сотни на черносошном Севере не оставался неизменным, так как их владельцы не только эксплуатировали свои земли через труд половников, но и пользовались ими как средством получения наличных денег, т.е. продавали и закладывали, а также вновь покупали и принимали в заклад.

Такого рода операции совершались ими систематически.

Так же Земли закладывались и передавались монастырям.

За сделанные вклады монастырь записывал для поминания в синодик и обязывал служить специальные службы по родителям и другим родственникам вкладчиков до тех пор, пока «стоит обитель».

Встречались и случаи обмена землями.

Концентрация земель в руках привилегированного купечества вызывала острое недовольство крестьян, часто обращавшихся с жалобами и исковыми челобитными на купцов в местные органы и в центр.

Олигархи добивалис права платить подати за свои деревни «особо» отдельно от общего мира.

Такой порядок, не устраивал крестьянские миры и порождал множество жалоб и просьб заставить «отписавшихся» платить вместе с общинами. Сумма налогов за пользование черносошными землями определялась в зависимости от величины и качества наделов.

Иван Щепоткин за свою деревню Бобровскую с приписанными к ней новыми землями вносил в казну 24 алтына с деньгой в год *55 [Веселовский С.Б. Указ. соч. С.309-312].

Эта верхушка посадского населения потеряла свой статус в начале XVIII в. В целом в купеческой корпорации гостиной сотни, просуществовавшей на Руси со времен царствования Ивана Грозного до Петра I, состояло, по последним данным, 2781 человек, а вместе с гостями через основные корпорации привилегированного российского купечества прошло 3036 человек.

Однако вплоть до XVII в. в России не оформился самостоятельный «торговый класс». Понятие «купечество» в то время означало лишь род занятий, а не специальную сословную категорию населения. В то же время можно сказать, что купеческие разряды, возникшие в далеком прошлом, являлись своего рода предшественниками деления торгующего сословия на гильдии.

За это сообщение автора Олёна поблагодарили: 2
Саша (25 апр 2013, 08:33), Gamakatsu (27 мар 2013, 12:54)
Рейтинг: 2.86%
 
Олёна
Спец 1-го класса

благодарности: 1
1-й уровень благодарности (Число нагрждений: 1)
 
Сообщения: 407
Стаж: 6 лет 3 дня
Благодарил (а): 71 раз.
Поблагодарили: 194 раз.

Сообщение ЕленаН29 » 27 мар 2013, 12:33 » #795263

Олёна писал(а):В Синодике Карпогорской церкви, написанном в пятидесятых года семнадцатого века, первым в списке поминаний внесен «род Симеона, да Родиона, да Ивана Даниловых Щепеткиных и их сродников».


Спасибо, Олёна, по отчествам Родиона и Симеона (Семёна) теперь понятно, кем приходятся друг другу Щепоткины, живущие в Кеврольском уезде. Как я поняла, они - Даниловичи.
В 1623 году Симеона (Семёна) Даниловича уже нет, но есть его род - 6 его сыновей Семёновичей. И их дядья Иван Данилович и Родион Данилович. Богдан Семёнов Щепоткин упоминается на кеврольских землях как владелец, но не указано ни одного его сына. Теперь понятно почему - они живут в Москве.
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение ЕленаН29 » 29 мар 2013, 22:10 » #797210

Карпогорские крестьяне, добровольно вступившие в военную службу в 1788 году "с королём шведским в войну"
деревни Мезенцевской Василей Марков Рудаков
деревни Скропотовской Нестер Петров Щепоткин
деревни Власьевской Иван Федоров Завернин

За это сообщение автора ЕленаН29 поблагодарили: 2
Саша (25 апр 2013, 08:34), Владимировичъ (30 мар 2013, 20:18)
Рейтинг: 2.86%
 
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение ЕленаН29 » 02 апр 2013, 21:11 » #800534

ЕленаН29 писал(а):Вообще есть исследование о Щепоткиных, опубликованное в редком научном издании. Позже я напишу о наших Щепоткиных и поищу ссылку на этот источник.


Воскобойникова Н.П. Род крестьян Щепоткиных// ВИД (Вспомогательные исторические дисциплины). Ленинград, выпуск 15, 1985г.
Журнал скорее можно найти в университетских библиотеках.

Уважаемые форумчане! У кого есть выход на этот журнал, свяжитесь со мной, пожалуйста ))
ЕленаН29
Мастер

 
Сообщения: 979
Стаж: 6 лет 3 месяца 11 дней
Откуда: Северодвинск
Благодарил (а): 29 раз.
Поблагодарили: 539 раз.

Сообщение Владимировичъ » 17 апр 2013, 06:54 » #812748

ЩЕПОТКИНЫ

По известным документам, род Щепоткиных ведет свое начало с конца XVI века. Среди его представителей были купцы гостиной сотни, торговые люди средней и мелкой руки и простые крестьяне.

В первой половине XVII века Щепоткины владели землями в Кеврольском и Двинском уездах по рекам Пинеге и Мезени.

Их владения были очень разбросанными, что объясняется практикой свободной продажи, и покупки земли крестьянами Поморья.

Центром владений Щепоткиных в начале XVII века была деревня Карпова Гора на Пинеге.

Здесь они на свои деньги построили и обустроили утварью церковь Воскресения Христова, в которой, как записано, в писцовой книге, «и свечи, и книги, и колокола, и все церковное строение Щепоткйных»

В Синодике Карпогорской церкви, написанном в пятидесятых года семнадцатого века, первым в списке поминаний внесен «род Симеона, да Родиона, да Ивана Даниловых Щепеткиных и их сродников».(Славянская библиотека в Праге, собрание А.Д. Григорьева АП 10, л. 22 — 41).

«По Кеврольским книгам их Семёновичей 6 братьев: Богдан, Никита, Кондратей, Яким, Дмитрий и Пётр». И их дядья Иван Данилов и Родион Данилов. По отчествам Родиона и Симеона (Семёна) понятно, кем приходятся друг другу Щепоткины, живущие в Кеврольском уезде.

В 1623 году Симеона (Семёна) Даниловича уже нет, но есть его род - 6 его сыновей Семёновичей. И их дядья Иван Данилов и Родион Данилов.

Богдан Семёнов Щепоткин упоминается на кеврольских землях как владелец, но не указано ни одного его сына - они живут в Москве».

«В книгах по Кеврольскому уезду Богдан Семёнов Щепоткин указывается всегда во главе всей родни». «..А за московским веденцом за Богданом за Семёновым сыном Щепоткина з дядеми и з братьею».

В 1621 году на Двину и в Архангельск к таможенным сборам были направлены гость Иван Сверчков и гостиной сотни Богдан Щепоткин. Оба они считались головами Архангелогородской таможни, но руководить таможней должен был Сверчков.

№ 4

«1621 года ноября 16. — Из записи в приходной книге Казенного приказа товаров за 1621/22 годы, о поступлении в казну индийской шелковой ткани, купленной на Архангельской ярмарке.

(л. 13 об.) «Того ж дни (16 ноября — по предыдущей записи.). Из Ноугородцкие чети от диаков от думново от Ивана Грамотина с товарищи на Казенной двор к диаку к Булгаку (л. 14) Милованову по памяти и по росписи за приписью диака Савы Раманчюкова прислано в государеву казну узорочных товаров, что купили у Арханьильсково города таможенные головы гость Иван Сверчков да Богдан Щепоткин с товарыщи про государев обиход на таможенные деньги и прислано с таможенными целовальники с Ерофейком Степановым да с Олешкою Матвеевым. А что каких товаров прислано, и то писано в книге подлинно:

... (Опущен текст записи товаров неиндийского происхождения.) (л.16 об.) 50 косячков тафтиц индейских, по 2 рубли косячек»...

ЦГАДА, фонд Оружейная палата, книга 143, листы 13 об.— 14, 16 об. Подлинник. (материал взят с сайта Восточная литература).

В царствование Михаила Федоровича был зачислен в гостиную сотню первый представитель этого рода — Богдан Семенов Щепоткин (хотя известен ещё более ранний представитель рода Щепеткиных некий Некрас Щепоткин. Упоминающийся как член гостиной сотни в 1601/1602 годах.

Богдан Семёнов Щепоткин (второе имя Елисей) не сразу переселился в Москву, а некоторое время продолжал жить в Кеврольском уезде......

Купец Богдан Щепоткин, владея землями в Кеврольском и Мезенском уездах, имел дом в Москве, где проживал постоянно с начала 40-х (сороковых) годов. XVII века, наезжая время от времени по делам на Север.

Дом гостя Богдана Семенова Щепоткина находился в Китай-городе, в приходе церкви Святой Троицы в Никитниках, у Варваринских ворот или «на Глинках».

Вторым из Щепоткиных; зачисленным в гостиную сотню, а впоследствии получившим звание гостя, был его сын Иван Богданов Щепоткин.

В Синодальном собрании ГИМ хранится, принадлежавшая Ивану Щепоткину, книга — «Аристотелева врата, или Тайная; Тайных» (ГИМ, Синод. 723, 1640 год).

Абсолютно точно отражены реалии биографии Ивана Богданова Щепоткина: в 1640 году он еще не был купцом гостиной сотни (получил это звание в 1642 году), а его отец не имел звания гостя (получил его в 1648/49 годах)*(20), а был как раз еще купцом гостиной сотни, как и отмечено во владельческой записи на листах Синодика 723.

Сын гостя Богдна щепоткина Иван щепоткин От отца получил запустевшую деревню Бобровскую в Двинском уезде, близ Кулойского посада, принадлежавшую Щепоткиным «изстари».

В Кулойском посаде ранее было развито крестьянское солеварение, но оно постепенно приходило в упадок, чем, вероятно, и объяснялось равнодушие Богдана Щепоткина к этому промыслу, забросившего не только деревню, но и стоявшую на его земле варницу.

Иван Щепоткин в 1643 и 1644 годах дважды добился приписки примыкавших к деревне угодий, которые много лет оставались пустующими, в январе 1643 года он взял здесь в оброчное пользование принадлежавшее Красногорскому монастырю Соляное озеро с варничным местом для завода соляного промысла и, кроме того, купил у двух совладельцев примыкавший к границам его владения участок с соляной варницей.

(в «Описи древних вещей» 1903 года, среди документов Красногорского монастыря значится по дате 13 января 1643 года).

«Память Холмогорского посада целовальнику Ивану Семенову об отдаче на оброк по 20 алтын на год пустопорожнего места для солеваренного дела на Соляном озере в Кулойском посаде гостиной сотни Ивану Щепоткину»);

Иван Щепеткин в феврале 1644 года получил грамоту на право оброчного владения угодьями по реке Кулой, в апреле же 1644 года приобрел варницу на Кулойском посаде рядом с варницами своего отца, а по его смерти наследовал владения Богдана Щепоткина в Кулойском посаде.

Приведение запущенного ранее хозяйства в порядок было, связано с попыткой Ивана Щепоткина возродить местный соляной промысел.

Перед своей кончиной Иван Богданов (Елисеев) Щепоткин отписал церкви в Никитниках родовую лавку в Покромном ряду.

Щепеткины Пинежский купеческий род, выходцы из Кулойских крестьян, Купцы гостиной сотни, торговые люди, затем крестьяне. Одна из ветвей рода записалась в архангельское и мещанство. Представители этого рода в в конце XVII и в XVIII веке переселились на Урал и в Сибирь. Например известна ветвь Ивана Данилова — Сына его Дружины, внука Бориса Щепоткиных в середине 1700 годов переселившихся в Сургут.

Так же известна ветвь Никиты Семенова Щепоткина, потомки которого в 1659/60 году переселились на Урал, в слободу Невьянского Богоявленского Монастыря, а потом после секуляризации проведённой в 1764 году Екатериной второй, в статусе экономических крестьян были переселены в Тобольскую губернию.

В начале 60-х годов Иван Щепоткин умер, и его земли перешли по духовному завещанию к его племянникам Ждану и Константину, не входившим в состав гостиной сотни.

Они жили в Кеврольском уезде и в 1662 г. полученную от дяди землю продали.

Из росписи, составленной в сентябре 1662 г. для оформления купчей, видно, что деревня Ивана содержалась в порядке и охватывала два участка пашенной земли, озеро, сенные покосы по берегам реки Кулой и «в Варгасах», и отдельную пожню в устье речки Какоскурьи.

В росписи значилось,что в хозяйстве сеется по 5 мер ржи, а собирается по 300 суслонов ржи, да жита 40 прясел, сена на 4-х лугах накашивается 720 копен. В деревне был двор «с хоромами» и «со всем дворовым строением» (хлебный амбар, гумно, баня, конюшни и коровники), имелась ветряная мельница и 2 действующих соляных варницы с тремя соляными амбарами.

Лошадей насчитывалось 11, коров, бычков и телят - 23, овец - 10. Об общей стоимости деревни Ивана Щепоткина говорит то, что новые владельцы заложили ее за 450 рублей тем же племянникам Ивана, так как оплатить ее стоимость наличными деньгами не смогли.

Земли на Севере как бы мы сейчас сказали являются землями рискованного земледелия о чём говорят уже первые записи в переписной книге 1623 года Двинского уезду чёрным волостям Кевроле и Мезени письма и меры Осипа Яковлевича Прончищева.

«За московским веденцом за Богданом Щепоткиным з братьями в Кеврольском стану в розных волостках.

На Немьюшке

Пустош что была деревня Бураковская дворы водой снесло пашню песком посыпало сена на лугах косит Микита Щепоткин»...

Микита щепоткин проживал в деревне Микитинская и владел землями в этих краях. «К Деревне Микитинская припущена деревня Климовская
Двор Микитка Семёнов Щепоткин да сын его Куземка»...

В 1646 году двор в деревне Никитинская переписаны «Куземка да Кондратка Никитины дети Щепоткина у Куземки сын Тихонко»... Далее говорится, что

«На Марьине Горе деревня Марыщевская Брясовская Гора тож что была за Кондрашкою Семеновым сыном да за Куземкою Никитиным сыном Щепоткиным.,

А по скаске за руками Дружинки Щепоткина с товарыщи продали они тое деревню к Чудотворцу Николе к часовни на Марьину Гору мирским людем».

Через тринадцать лет сын Тихона Щепоткина, Иевко Тихонов Щепоткин с семьёй сошел на Урал в слободу Невьянского Богоявленского монастыря на реке Нейве о чём свидетельствует перепись 1680 года.

В переписи 1710 Год, Переписная Книга Верхотурского Уезда (РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539. Л.1-532) Так же записана семья Иевко Тихонова Щепеткина.

(лист 237 об.) «Двор крестьянин Иев Тихонов ЩЕПЕТКИН з женною Анною. У них дети: сын Терентии з женною Евдокиею у них детеи сын Еремей у него ж Иева сын Афанасии дочь девка Татияна».

В переписной книге 1646 года отмечены причины исхода крестьян с Пинеги.

Вот пример: «Да на Карпове Горе в половине деревни Бураковской да в трети деревни Власовской 2 двора а люди в них померли во 7150 году з голоду и жен и детей после их не осталось. Треть деревни Гришинской лежит пуста и дворов на ней нет».

«На Шотогорах А в другой половине той деревни Борановские Двор пустой, Кондрашка Никитина сына Щепоткина а жил в нем половник Аверкеико Федоров умер во 7150 году от хлебной скудости з голоду»....«А треть той деревни Родивона Щепоткина а в ней в двух долях тяглых крестьян. А треть тое деревни Гришинские что была за раднёю Щепоткиными лежит пуста и дворов на ней нет»......

«А по скаске заруками Воскресенского попа Дмитрея Парфенова и Дружины Щепоткина с товарыщи вышли те крестьяне ис тех деревень з женами и детьми во 7150 и во 7151 годе и дворы свои покинули пусты от хлебного недороду и живут 11 человек в Сибири, 1 человек в Устюжском уезде в государеве Ягрышской волости»....

За это сообщение автора Владимировичъ поблагодарил:
Саша (25 апр 2013, 08:35)
Рейтинг: 1.43%
 
Владимировичъ
Новичок

 
Сообщения: 48
Стаж: 5 лет 10 месяцев 27 дней
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 34 раз.

Сообщение Владимировичъ » 17 апр 2013, 07:05 » #812753

СЕМЁН ЩЕПОТКИН КТО ОН ???

[310] № 215

1624 год. Не ранее февраля 21 – Отписка Семена Щепеткина из Чатского городка Томским Воеводам князю Афанасию Гагарину и Семёну Дивову о состоянии городка и ожидании прихода чёрных калмыков.

Государя царя и великого князя Михаила Федоровича веса Русии во ввозам князю Афанасыо Федоровичи), Семену Васильевичи Семейка Щепеткин челом бьет. В нынешнем, государы, во 132-м году февраля в 14 день послан я холоп твой с служилыми людьми в Чатцкой городок для береженья.

И Чацкой. государь, городок зделан новой и крепок, и рвы выкопаны, и караулы у них крепкие и день и ночь. А про воинских людей <......> вести пе бывало. А чатцкие мурзы людей к себе ждут воинских с часу на час. Да февраля в 21 день отпущены из Чат в Белые Калмыки трех человек подлинных вестей проведывать, где кочуют Каракула или иные черные колмаки. П как, государь, из Калмыков мужики (придут), и я, государь, тех людей с прямыми вести пошлю к вам в Томской город. ААН, ф. 21, оп, 4, № 17, лл. 106 об. —107, № 88.

Щепеткин Семен, приказный Чатского городка, 130, 310.
Г.Ф. Миллер том – 2


Бараба: дорусская история Константин Голодяев.


3 сентября 1629 года Тарлав вывел свой отряд из Чатского острога, сильно ослабив гарнизон из русских и служилых татар.

Мурза ушел вверх по Оби и на правом ее берегу при впадении речки Чингис выстроил крепость - Чингис-городок (древнее село Чингис, кстати, до сих пор стоит на прибрежном острове Обского водохранилища) и активно беспокоил из нее Томский округ.

Уже в конце октября – начале ноября 1629 года прорусский Чатский городок вновь был осажден отрядом из 200 человек во главе с ханом Аблай-Кереем и чатским же мурзой Тарлавом, успешно его оборонявшим еще недавно. А пятью годами ранее в Чатский городок был послан Семен Щепеткин с отрядом томских служилых людей.

Русские значительно усилили укрепления городка. И теперь чатские татары вместе с русскими снова сумели отразить первую осаду городка.

«Немедленно по получении известия о нападении на Чатский городок из Томска были отправлены 8 ноября служилые люди и татары на помощь осажденным». Присланное подкрепление заставило союзников отступиться.

Но не надолго. Хан стал ходить по окрестностям, призывая местное население отложиться от русских и примкнуть к его армии. Это возымело действие, и его войско быстро возросло до 2 000 человек. С этими силами Аблай-Керей второй раз осадил Чатский городок, взял его, сжег и перебил всех русских служилых людей. Томск готовился к осаде.

Но дело ограничилось набегами в открытом поле и опустошением татарских и остяцких юрт, находившихся от Чатского городка вниз по Оби до устья Чулыма. В декабре 1629 года русский военный отряд из г. Томска разгромил воинство Аблай-Керея на реке Шегарке.

По свидетельству остяков (хантов) на протяжении 20 верст от места боя, по дороге, где бежали в Барабинскую степь побежденные, можно было повсюду видеть большое количество убитых людей в панцирях, мертвых лошадей, все имущество неприятеля было разбросано в беспорядке. (Г.Ф. Миллер. «Истории Сибири»).

Несмотря на военный успех, русское государство лишись в этом районе Приобья надежного оборонительного пункта.

1634 г. июля 4. — Наказная память, данная в Кузнецком остроге Я. Е. Тухачевским и Д. Агарковым томским служилым людям С. Щепеткину и И. Кудрову, о поездке к Алтын-хану

№ 104

/л. 205/ Лета 7142-го июля в 4 день. По государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу и по наказу стольника и воевод князя Никиты Ивановича Егупова-Черкаскова да Федора Григорьевича Шишкина, да дьяка Ондрея Строева Яков Остафьевич Тухачевской да подьячей Дружина Агарков велели ис Кузнецково острогу томским служивым людей Семейке Щепеткину да Ивашку Кудрову да для толмачества Кузнецково острогу подгородному татарину Какайку итти к Алтыну-царю, а с ними ис Кузнецково ж острогу отпущен к Алтыну-царю ево Алтына-царя человек Койда.

И пришед к Алтыну-царю с ево, Алтына-царя, человеком с Кайдою, сказать им, Семейке да Ивашку, Алтыну-царю, что в прошлом во 141 году государь царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русии самодержец и многих государств государь и абладатель, пожаловал его, царя Алтына, прислал свое государево многое жалованье.

И то государево жалованье, что к нему, Алтыну-царю, прислано, ныне з государевыми послы в Кузнецком остроге. И он бы, Алтын-царь, для того государева жалованья с томскими служивыми людьми и с толмачем прислал в Кузнецкой острог людей своих, сколько человек пригож, чтоб то государево жалованье до него, Алтына-царя, довесть и государевых послов допроводить здорово. [228]

А итти Семейке и Ивашку и толмачю Кокайку к самому Алтыну-царю, чтоб Алтын-царь сам для того государева жалованья и для государевых послов прислал в Кузнецкой острог от себя своих людей с ними, томскими служилыми людьми, и с холма чем вместе.

А говорить им, Семейке и Ивашку, Алтыну-царю, что то государево жалованье к нему, Алтыну-царю, ис Томсково города преж сего не послано для того, что киргиские люди государю изменили и под Кузнецкой острог в нынешнем во 142 году приходили войною. /л. 206/ И про то государево жалованье, что прислано к нему, Алтыну-царю, посыланы ли были обвестить ему, Алтыну-царю, томские служи[лы]е люди да чацкой мурза, да томские служивые тотаровя, да с ними ж пошли было торговые люди со многими товары.

И те государевы изменники, киргиские люди, тех всех государевых людей, которые были посланы к нему, Алтыну-царю, козаков и, мурз и тотар побили, а товары их поймали, а к нему, Алтыну-царю, вестью про то государево жалованье не допустили.

И в нынешнем же во 142 году к нему ж, Алтыну-царю, посыланы; были служивые люди десятник Ивашко Игнатьев да Стенько Кокшар вдругоряд. А велено им, пришед к Алтыну-царю, сказать про государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии жалованье, что к нему, Алтыну-царю, прислано в Томской город многое государево жалованье.

И он бы, Алтын-царь, для того к себе государева жалованья прислал людей своих, сколько человек пригож, чтоб то государево жалованье з государевыми послы к нему, Алтыну-царю, довесть здорово.

И томской служивой человек Ивашко Игнатьев, пришед в Томской город, сказал. -— По государеву деи указу послан он, Ивашко, да с ним служивой ж человек Стенько Кокшар ис Томсково /л. 207/ города про государево жалованье Алтыну-царю обвестить.

И как деи они, Ивашко и Стенько, пришли ко князьцу Талаю в городок на реке на Улеле, и он де/j Талай, отпустил их, Ивашка и Стеньку, к Алтына-царя людем, х Турану-табуну, которые Алтына-царя люди кочюют от нево талаева городка в дву днищах, а Туран де табун ему, Алтыну-царю, зять.

И как деи они, Ивашко и Стенько, пришли х Турану-табуну и учели у нево, по государеву указу и по томскому наказу, просить подвод и провожатых к Алтыну-царю, и сказали ему, Турану-табуну, что государево жалованье к Алтыну-царю прислано с Москвы в Томской го[ро]д, и им бы про то государево жалованье Алтыну-царю обвестить самому, чтоб он, Алтын-царь, послал от себя в Томской город людей своих, сколько человек пригож, чтоб то государево жалованье ис Томсково города к нему, Алтыну-царю, от государевых изменников, от киргиских людей, довести здорово.

И Алтына-царя зять Туран-табун их, Ивашка да Стеньку, к Алтыну-царю отпускал, а провожатых и подвод дать им не велел, а отпустил деи с ним в Томской город Алтына-царя людей 3-х человек, Койду да Бутачи, а 3-му имя пропаметовал. И ему деи, Ивашку, с алтыновымй людьми приказал итти в Томской город, а товарища деи ево, Стеньку, велел оставить у князьца Талая для веры. И те государевы измен[ни]ки, киргиские люди, того служивого человека Стеньку Кокшара у князьца Талая в городке убили.

И Семейке и Ивашку, сказав Алтыну-царю про государево жалованье и про государевых послов, что отпущено ис Томсково города государево жалованье и государевы послы к нему, Алтыну-царю, по сей намети все именно, и взяв у Алтына-царя ево, Алтына-царя, людей, итти им в Кузнецкой острог к Якову Остафьевичю Тухачевскову да к подьячему к Дружине Агаркову, не мешкая ни часу.

А как томские служивые [229] люди от Алтына-царя в Кузнецкой острог с людьми Алтына-царя придут, и с тем государевым жалованьем государевы послы с людьми ево, Алтына-царя, из Кузнецково острогу к нему, Алтыну-царю, пойдут тот же час.

По склейкам на л. 207 и под текстом припись: Писал Дружина Агарков.

Ф. Сибирский приказ, стб. 74, лл. 205-207. Подлинник. – Список имеется в ф. Монгольские дела, 1633 г., д. № 1, лл. 61-65.

1635 г. не ранее октября 8 (Датируется по времени прибытия послов Алтын-хана в Москву (см. ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1635 г., д. № 1 л. 13).). — Челобитная томского сына боярского Луки Васильева 1 и казака С. Щепёткина, поданная в Посольском приказе, о посылке их в Китай

№ 39

/л. 200а/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси бьют челом холопи твои, твоей государьской дальние очины и[з Сиби]ри Томсково города сынчишко боярское Лучка Васильев да казачишко Семейка Щепеткин.

Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, холопов своих, вели, государь, нас в Китайское государьство отпустити и проведать — какие в нем люди живут и какая вера, и подлинно [ли] сиделые люди, и каменные ли у них городы, и есть ли у них какое каменье и узорочные товары? Царь государь, смилуйся, пожалуй.

ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1635 г., д. № 1, л. 200а. Подлинник .

1. Первые сведения о Луке Васильеве мы находим в документах посольства Василия Тюменца к Алтын-хану. В них упоминается переводчик «новокрещеный Лучка Васильев». В 1619 г. Лука Васильев вместе с казачьим атаманом И. Белоголовым сопровождал из Москвы в Томск калмыцких послов. С посольством Якова Тухачевского к Гомбо Эрдени Лука Васильев ехал уже «томским сыном боярским». Затем он вместе с Васильем Старковым сопровождает в качестве пристава монгольских послов в Москву. Очевидно, рассказы монголов о Китайском государстве и побудили Луку Васильева и Семена Щепёткина вызваться проведать о далеком Китае.

«Материал взят с сайта «Восточная литература»


1635 г. не ранее октября 8 (Датируется по времени прибытия монгольского посольства в Москву (см. ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 2, 1635 г., д. № 1, л. 13).). — Расспросные речи в Посольском приказе томского сына боярского Луки Васильева и казака С. Щепёткина о их намерении поехать в Китай

[105] № 40

/л. 201/ И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу в Посольском приказе диаки думной Федор Лихачев да Максим Матюшкин роспрашивали сына боярского Луку Васильева да конного казака Семейку Щепёткина: только государь изволит их послать в Китайское государство для проведыванья, и им то ведомо ль, сколь далеко Китайское государство,

и от Алтына-царя много ль до него ходу, и куды им итти на которые места, и скольким человеком, и как им пройти, и пришед в Китайское государство как сказатца — так ли, что они присланы от государя, или прохожими людьми, и как им проведать про всякие обычаи китайских людей и про узорочные товары, и как назад вытти, и что им [там] надобно с собою каких запасов, и во что, почают, подъем свой станет? О том бы о всем росказали подлинно.

И Лука да Семейка сказали: от Алтына де царя до Китайского государства /л. 202/ ходу недель с 5, а путь сухой, а пройти де мочно невеликими людьми, четырем или пяти человеком.

А ехать бы им с лабою 1, а без лабы им одним проехать немочно, потому что они их языку не знают, а у лабы де есть Китайского государства толмач и с тем де толмачом лабе пр[оехать] мочно.

А на которые де места им в Китайское государство итти, и про то де подлинно ведает лаба. А приехав де в Китайское государство, как им сказатца, и о том де как государь укажет, а они про то не ведают.

А проведать де им про всякие обычеи в Китайском государстве и про всякие узорочные товары лабиным толмачом, которой с ними будет. И назад бы де им ехать ис Китайского государства с лабою ж вместе.

А запасов де им с собою /л. 203/ в Китайское государство никаких не надобно, только де государево повеленье будет, для проведыванья в Китайское государство лабе итти велит, и запасы де всякими и подводами и всем учнет промышлять он, лаба.

Только б государь пожаловал их для той посылки своим государевым жалованьем, как об них государю бог известит 2. А сказывают де, что в Китайском государстве дороги соболи да лисицы чорные добрые.

А лабины послы Ламиок да Лачин, будучи на Москве, подали челобитную от лабы руским письмом, и в той лабине челобитной написано: будет государь изволит послать в Китайское государство послов своих, и он де поедет сам з государевыми послы в Китайское государство и добудет алмазов и иных дорогих вещей и узорочных товаров (Перевод челобитной от 30 марта не публикуется (см. «Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1607—1636», М., 1959, № 115, стр. 247—248).).

ЦГАДА, ф. Монгольские дела, оп. 1, 1635 г., д. № 1, лл. 201—203. Подлинник.
Опубл.: «Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1607—1636», М., 1959, № 125, стр. 281—282.

Комментарии:

1. Имеется в виду лама Даин Мерген-ланза.

2. Лука Васильев, очевидно, имел договоренность с Даин Мерген-ланзой о снабжении его отряда продовольствием и подводами в случае положительного решения московским правительством вопроса о поездке его в Китай. Однако Посольский приказ, получив от монгольских послов все необходимые сведения (см. док. № 41—43), по каким-то соображениям отказался от снаряжения экспедиции в Китай.
Материал взят с сайта «Восточная литература»


№ 213 Наказ стольнику Петру Головину и дьяку Ефиму Филатову, посланным в Сибирь на реку Лену, для строения острога и приведенияв русское подданство сибирских инородцев. [См. Дополн. к акт. истор. Т. 2-й, № 69.] 1638, Августа 6.

Подлинник на 16-ти листках. Конца не достает. — Из архива Якутского Областного Правления.


Да про Лену ж реку на Москве, в Приказе Казанского Дворца, Сибирские служилые люди, Томские дети боярские Петр Сабанской, Василей Старков, Лука Васильев, Тоболском города атаман Иван Олександров, Мангазейские стрелцы Дружинка Нефедьев, Шестачко Калинин, Томские казаки Семейка Щепеткин, Гришка Федоров, Тимошка Кирилов сказали в роспросе: сами де они па Лене реке не бывали,

а о Сибирских служилых и от промышленных людей, которые на Лене реке бывали, слыхали, что на Лене реке соболей много и иной всякой зверь есть же. Да Мангазейские стрелцы Надежка Сидоров, Степка Иванов, прозвище Дудор, да Березовской казак Мартынко Васильев сказали, что де они и на Лене реке бывали; а итти де из Мангазеи па Лену реку в верх Тунгускою рекою до волоку недель с восм или с десять, а волоком на реку на Чону 5 ден;

а по Чоне де реке живут Тунгусы и ясак платят в Мангазее; а Чоною рекою на низ итти кочами до реки до Вилюя 2 недели и менши, а Вилюем рекою на низ до великие реке Лены 6 недель, и по Вилюю де реке живут многие люди Нанагири, человек с семьсот и болши, а конных людей у них нет, а кочюют на усть реки Варки, а ясаку с себя государю не платят, потому что люди болшие; а по Лене реке на уст Вилюя живут Долганы и Якуты, а князь де у них Дыгинча, а людей де у него человек с семьсот же, а ясак де с них емлют в Енисейской остроге;

а от тех Долганов и Якутов иные многие землицы, и с иных де землиц емлют ясак в Енисейской остроге; а иные многие землицы не послушны и ясаку с себя государю не платят. Да они же де от тех людей слыхали, что на низ по Лене реке к морю живет Самоедь, а соболей у них и иного зверя, лосей и оленей и рыбы много, и бывает тем ясачным людем от Руских служилых людей утесненье. потому что с одних ясачных людей емлют ясак в Мангазею и в Енисейской острог, и бывает у служилых людей за то меж себя бои. Да енисейской стрелец Ивашко Иванов, прозвище Падерка, в роспросе сказал:

что итти де из Енисейского острогу на Лену реку Енисеею рекою в верх до Тунгуски реки 2 дни, а Тунгускою в верх же до Инима реки, а Инимом до волоку в кочах тяжелым ходом 5 недель, а волоком на реку на Купу партяным ходом 3 дни, а Купою рекою до Куты реки судами день, а Кутою рекою вниз же до реки Лены до острожку, что поставил атаман Иван Галкин, день же;

а по тем де рекам живут Енисейские ясачные люди; а Леною рекою до Якутов, где острожек поставил енисейской стрелецкой сотник Петр Бекетов, на низ плыть недели с три и болши; а острожек де поставлен на берегу у Лены реки к лесу и к угодью, а около де того острожку живут многие конные и пешие Якуты родами тысяч с десять в болши, в животины у них воров в лошадей много, и у которых де улусов поимают аманатов, с тех де и ясак возмут;

а которых улусов аманатов не поимают, те де усулы в ясаку не дают. А от тех Якутов на низ же Леною рекою на усть реки Вилюя живут Долганы, в ясак с них емлют за аманаты в Енисейской острог и в Мангазею, и в том де меж себя у служилых людей бывает ссора великая, а ясачным людем налога. А от усть Вилюя реки на низ же Леною рекою до Изиганские землицы ходу с неделю и болши, а жввут в той Изиганской землице Тунгусов человек со сто и ясак платят в Енисейской острог без аманатов.

А за Изиганскою де землицею живут по Лене реке на низ многие кочевные люди и ясаку с себя не платят, потому что их служилых людей ходит мало, а в тех землицах людей много.

А опричь де того места, где Петр Бекетов поставил острожек, в ином месте острогу или города поставить негде, потому что тот острожек поставлен в угожем месте, и толко де в том острожке будет служилых людей с лишком, и тех де землиц с людей, которые живут около того острожку и в далних местех, с конных в с пеших ясак имать мочно, и по Лене и по Вилюю рекам из того острогу толко будет кого посылать, со многих землиц ясак имать мочно ж.

И для того указал государь послати с ними с столники и воеводы с Петром с Петровичем Головиным, да с Матвеем Богдановичем Глебовым, да с дьяком с Еуфимом Филатовым на свою государеву службу на великую реку Лену, для острожного ставленья и для прииску и приводу новых землиц, ясачных людей и для ясачного сбору, и для всяких своих государевых дел с Москвы дву человек писмяных голов, Василья Пояркова да Еналея Бахтеярова, да служилых людей из Казани 5 человек детей боярских добрых, да из Сибирских городов пеших казаков и стрелцов:

из Тоболска 245 человек, с Березова 50 человек, из Енисейского острогу 100 человек, всего 395 человек, добрых, с вогненым боем, у которых бы ружье было доброе, и которым бы служба была за обычей, и которые б енисейские служилые люди наперед того на Лене реке бывали, и чтоб в тоболских служилых людех человек 20 или 30 или болши было таких, которые б топором судовому и всякому плотнишному делу умели;

да для оружейной починки и для всякого государева кузнешного дела дву человек кузнецов добрых, которые б оружейному и всякому кузнечному делу умели; да на то на всякое дело железа пудов с двадцать да укладу пуды с четыре.

Да из Енисейского ж острогу велено воеводе Микифору Веревкину послати с ними с Петром с товарыщи на Лену ж, для толмачества, дву человек толмачей добрых, которые б Ленских и иных тамошних землиц людей языку умели, и наперед сего на Лене бывали.

Да на тех тоболских и на березовских и на енисейских служилых людей на 300 на 90 на 5 человек и на кузнецов и на толмачей государево денежное и хлебное и соляное жалованье на три годы, на 147, да на 148, да на 149 год сполна оклады их, а из того числа тем тоболским и березовским и на енисейских служилых людей государево денежное и хлебное и соляное жалованье на один на 147 год велено дать в Тоболску сполна оклады их хлеб из сибирские пахоты, а денежное из казанской присылки;

а велено на то денежное жалованье послати из Казани в Сибирь в Тоболеск боярину и воеводам Ивану Васильевичю Морозову с товарыщи 6000 рублев; а дву годов, 148 и 149 году, денежное и хлебное и соляное жалованье указал государь послати из Тоболска на Лену с ними с столники и воеводы с Петром Головиным съ товарыщи, для того, чтоб того государева денежного и хлебного жалованья и соли, взяв в Тоболску, служилые люди не проворовали, довезли до Лены все цело;

а примать и на Лену провадить то государево денежное и хлебное жалованье и соль самим служилым людем. А для береженья, к тем жалованым денгам и к хлебу и к соли приставить Петру с товарыщи целовалников, выбрав из тех же из лутчих служилых людей, сколких человек пригоже; а кто те служилые люди, которых с ними пошлют…

/Русская историческая библиотека издаваемая археографическою комиссиею. Том второй.
Санкт-Петербург. 1875. Стб. 960-972./


«Материал взят с сайта Города и остроги земли Сибирской»

За это сообщение автора Владимировичъ поблагодарил:
Саша (25 апр 2013, 08:35)
Рейтинг: 1.43%
 
Владимировичъ
Новичок

 
Сообщения: 48
Стаж: 5 лет 10 месяцев 27 дней
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 34 раз.

Пред.След.


Вернуться в Пинежский район

Яндекс.Метрика